Главная » ИНВЕСТИТИИ » Александр Пак: «Без глобальной смены задачи все превращается в рутину»

Александр Пак: «Без глобальной смены задачи все превращается в рутину»

Один из самых востребованных спортивных менеджеров России вспоминает свой путь и рассказывает о наиболее успешных проектах

Член правления Союза биатлонистов России, советник президента Федерации лыжных гонок России и руководитель проекта «На лыжи!» Александр Пак известен своей работой в спортивной команде Михаила Прохорова и на крупнейших соревнованиях. В интервью СБК Пак рассказал о своей карьере и назвал главные правила успешного организатора.

Начало: баскетбол, ЦСКА, Евролига

– По образованию я инженер автоматических систем управления на атомных электростанциях. Окончил институт в 1994 году, умудрившись за время обучения отслужить в армии. Затем работал в дочернем подразделении РАО ЕЭС: занимался строительством ГЭС в Красноярском крае – долгострое еще советских времен. Ее всего несколько лет назад запустили. В спорт попал в 2002 году, когда мой друг Сергей Кущенко пригласил меня в баскетбольный клуб ЦСКА.

– Как вы познакомились?
– В Перми, во время моей командировки от РАО ЕЭС. У него тогда был свой бизнес. Сергей всегда болел баскетболом, и однажды у него появилась возможность создать клуб – «Урал-Грейт». Все почему-то считают, что я в нем работал, хотя никакого отношения к нему не имел. Уже перейдя в ЦСКА, Кущенко сказал: «Саш, знаю, ты давний болельщик ЦСКА, поэтому помоги выстроить там работу».

Когда директор «Олимпийского» увидел, как мы завозим 27-метровый кран, он кричал: «Вы что творите?! Здесь никогда такого не было!» А мы просто строили двухэтажный ресторан для VIP-болельщиков

– Какую?
– Работу клуба полностью. Кущенко занимался спортивной составляющей, я – организационной: офис, маркетинг, билеты, юристы, финансы. У нас стало получаться, я втянулся.
В 2005-м был директором «Финала четырех» Евролиги УЛЕБ, который проходил в Москве. Думаю, на тот момент мы сделали лучший финал в истории турнира. Забавная история, которая говорит о масштабах: когда директор «Олимпийского» увидел, как мы завозим 27-метровый кран, он кричал: «Вы что творите?! Здесь никогда такого не было!» А мы просто строили двухэтажный ресторан для VIP-болельщиков.
Многие мне ставят в вину, что зал был желто-синий, 2/3 мест заняли болельщики «Маккаби» из Тель-Авива. Но это претензии не по адресу. Во-первых, моя задача – организовать, провести и заработать денег, а не нагнать в зал российских болельщиков. Во-вторых, сработал менталитет. На нашем финале билеты впервые начали продаваться через Интернет уже в конце ноября, хотя сам турнир проходил в мае. В итоге, когда наши ломанулись перед игрой, все скупили из Израиля.

– Сколько билетов было всего?
– Билеты продавались пакетом на все четыре матча. В целом продали больше 22 тыс. Пришлось делать дополнительные трибуны. Я до сих пор пристально слежу за подобными мероприятиями и думаю, что ни одно из них не заработало столько денег, сколько наш «Финал четырех». Наверное, кто-то и зарабатывал больше – чемпионат мира по хоккею, например, но он шел неделю. Примеров такого финансового успеха двухдневного мероприятия я больше не знаю.

Евролига

Главный баскетбольный еврокубковый турнир. Разыгрывается (под названием Кубок европейских чемпионов) с 1958 года. С 2000-го по 2008 год проводился под эгидой Союза европейских баскетбольных лиг (УЛЕБ). ЦСКА семь раз становился сильнейшим клубом Европы (1961,1963, 1969, 1971, 2006, 2008, 2016). С 1996-го по 2005 год армейцы пять раз выходили в «Финал четырех», но неизменно проигрывали в полуфинале.

– Чем занимались дальше?
– Так как ЦСКА уступил в полуфинале, Кущенко уговорил меня остаться на один год и выиграть все-таки кубок. Я остался, мы стали чемпионами Евролиги в Праге, и я сказал себе: «Наконец-то!»

– Не нравилось работать в команде?
– Просто тяжело заниматься одним и тем же долгое время. Поначалу это здорово: тебе все интересно, ты учишься, учишь людей, выстраиваешь структуру, отношения, которые в спортивном клубе особенно важны – это ведь это не та работа, где люди приходят в 9:00 и уходят в 18:00. Но дальше все превращается в рутину, особенно если нет глобальной смены задачи. Хотя, может, я бы еще работал, но Сергею Валентиновичу предложили возглавить «большой» ЦСКА. Он в очередной раз сказал: «Пойдем со мной, поможешь». Напоследок я успел организовать в Москве выставочные матчи «Химки» – «Лос-Анджелес Лейкерс» в рамках проекта NBA Europe Live Tour.

Биатлон: СБР, «Гонка чемпионов»

– В биатлоне я также занимался всем, кроме спортивной составляющей. Получилось, что на меня в том числе легла задача развития вида в стране. Союз биатлонистов России раньше уделял внимание в основном сборной команде. Мне очень помог Вадим Иванович Мелихов. Мы много ездили, посещали детские школы, разрабатывали доступные винтовки.

– Стояла задача зарабатывать?
– Сложный вопрос. Ведь у СБР нет ничего: ни стадионов, ни спортсменов, ни тренеров. Это общественная организация без активов. Даже сборная – номинальный актив, на соревнования ее заявляет национальная федерация, но спортсмены, врачи и тренеры у нас в штате не состоят. Мы постарались подойти к вопросу централизованно. У некоторых спортсменов были личные контракты с производителями инвентаря – мы проводили их через себя, чтобы в случае чего быть мировым судьей между сторонами.

– То есть забрали маркетинговые права?
– Нет. Мы только централизовали.

– Что это значит? Контракты заключались с вами, а не со спортсменами?
– Да. Раньше спортсмен заключал с кем-то контракт, потом понимал, что это ему не интересно, переходил к другой фирме, и начинались скандалы. Ему, может, и все равно, а на федерацию и сборную это тень бросает.

Когда спонсоры спрашивали, сколько нужно денег, я сказал: «Дадите 10 млн – будет неплохо, дадите 100 – тоже будет неплохо». Детско-юношеский спорт в регионах на таком уровне, что можно с пользой освоить любую сумму

– Получается, активы спортсменов вы забрали себе.
– Да, но не имея с этого ни процента. Только для решения спорных вопросов. Даже когда контракты заключались через нас, спонсор напрямую со спортсменами договаривался о премиальных, о количестве предоставляемых лыж.
Затем мы стали искать спонсоров для сборной. Президентом СБР являлся Михаил Прохоров. Неудивительно, что некоторые его компании были спонсорами союза. Но мы находили и коммерческих партнеров: «МегаФон», «Альпари», Volkswagen, Scania, «Фортум», Webasto.

– Что ж вы им продали, ничего не имея?
– Рекламные места. На экипировке биатлонистов, на винтовках. Название. Все знают, что сборная ездит на автомобилях Volkswagen. Искали нестандартные ходы. Спортсмены открывали салоны в регионах, принимали участие в оригинальных акциях: автопробег на джипах, соревнования девочек против мальчиков…

Гонка чемпионов

Коммерческий шоу-турнир лучших биатлонистов мира. С 2011-го по 2014 год проводился в Москве, в спорткомплексе «Олимпийский» и в Лужниках. В 2015 году Союз биатлонистов России не стал передавать некоммерческому партнерству «Гонка чемпионов» права на проведение соревнования и объявил об их переносе в Тюмень. Последняя на данный момент «Гонка чемпионов» прошла в 2016-м.

– Биатлонная «Гонка чемпионов» не вышла на самоокупаемость?
– Прибыльной она не стала. Аренда зала была приличной, несмотря на большую скидку со стороны «Олимпийского», производство, хранение, ввоз и утилизация снега стоили дорого. Чтобы привлечь серьезных партнеров, нужна история. К 2014 году она у нас появилась, и потенциально можно было найти генерального спонсора на несколько десятков миллионов рублей.

– Почему перестали проводить «Гонку чемпионов»?
– Этот вопрос нужно задать руководству СБР, а не мне. Хотя идея биатлонного соревнования с участием всех звезд в мегаполисе в закрытом помещении была и остается очень перспективной.

Сейчас: «На лыжи!»

– Проект «На лыжи!» запущен компаниями En+ и «Русал» совместно с Федерацией лыжных гонок России пока в трех регионах Сибири: Красноярском крае, Иркутской области и Республике Хакасии. Он охватывает почти все возрастные и профессиональные категории. Для детей до 12 лет и их родителей мы проводим в соцсетях конкурсы, викторины. В этом сезоне в десяти городах организовали лыжные праздники. Главное в них – вовлечение детей и их родителей в занятия спортом вообще и лыжными гонками в частности.
Второй уровень: дети-спортсмены 13–16 лет. Для них проводим соревнования. В январе-феврале прошли отборочные этапы – муниципальные и районные. Потом региональные. И в конце марта финал на «Вершине Теи» – базе международного класса.
Третий уровень: мы экипируем сборные регионов. Приобретаем по их заявкам форму, лыжный инвентарь, тренажеры и так далее.
Но начали не с этого, а с обучающих семинаров для тренеров. В моем понимании в любом виде спорта тренер – это номер 1. Очень серьезные семинары. Не два-три дня, а больше 100 часов.

– Общий бюджет проекта?
– Несколько десятков миллионов рублей. Когда главные спонсоры спрашивали, сколько нужно денег, я сказал: «Дадите 10 млн – будет неплохо, дадите 100 – тоже будет неплохо». Почему? Детско-юношеский спорт в регионах на таком уровне, что можно с пользой освоить любую сумму. Поэтому мы пока и ограничили проект территориально. Задача – как можно больше людей вовлечь, как можно больше детишек заинтересовать. Цель – к следующей зимней Олимпиаде в Пекине иметь лыжников из этих регионов в сборной России.

– То есть вы занимаетесь подготовкой спортивного резерва?
– В общем-то, да. Это глобальная цель. Понимаю, что за три года, на которые рассчитан проект, тяжело подготовить спортсменов в сборную страны. Но задача стоит.

– А зачем это En+ и «Русалу»?
– Это по большому счету социальный проект.

– Какие у вас показатели за первый год?
– Мы экипировали три региональные сборные на сумму больше ₽16 млн. Повысили квалификацию 84 тренеров. В 10 городах Сибири провели лыжные праздники. Организовали первенство для юношей и девушек младшего и среднего возрастов.

– Общий охват?
– Более 13 тыс. человек посетило лыжные праздники. В финале детских соревнований участвовали 93 спортсмена из шести регионов, в отборах – около 400. Но это первый год, поэтому нам сейчас главное не показатели, а узнаваемость.

Надо быть максималистом – этому меня научил Кущенко. Не может быть тут хорошо, там средненько, а здесь на четыре с минусом. Все должно быть на пять с плюсом

– Как вы себя пиарите?
– Через соцсети. Общее количество наших подписчиков – почти 10 тыс. человек. Информационные партнеры на местах, по мероприятиям. При этом сильный пиар нам не нужен. Приглашения на праздники мы публикуем в Интернете – народ и так приходит. На соревнования – тоже.

– Популярность биатлона в России – заслуга Дмитрия Губерниева?
– Есть ряд факторов. Мы (команда Михаила Прохорова) пришли с деньгами, хотя важнее даже не они, а структурированность. Плюс, безусловно, большой вклад внес Губерниев. Телевидение обратило внимание, международная федерация добавила жару, трансляции сделались динамичнее. Из любой гонки теперь делается конфетка, хотя зачастую ты понимаешь, кто выиграет или как минимум будет в призах.

Выводы

– Может ли быть спорт прибыльным в России?
– Отдельные мероприятия могут. «Формула 1», чемпионат мира по хоккею.

– Не считая инфраструктуры.
– Да. Но несколько мероприятий сами по себе могут приносить прибыль. Федерации и спортивные клубы – нет.

– В чем ключевое отставание России от Запада?
– Телевизионные права. У нас нет этого рынка.

– А инфраструктура?
– Финал Евролиги и «Гонку чемпионов» мы проводили в «Олимпийском», который построен к 1980 году – конечно, качество отличается. Но мы потому и русские, что сами создаем себе проблемы, а потом героически их решаем.

– Каких главных ошибок необходимо избегать при организации спортивных событий?
– Во-первых, не надо бояться делать что-то новое. Есть поговорка: любитель построил ковчег, а профессионалы – «Титаник». Следом идет вторая ошибка, когда люди думают, что они все знают, все умеют и сами все сделают. Зачем проходить те же сложности, что и предшественник, если можно просто спросить? Ну и третье. Надо быть максималистом – этому меня научил Кущенко. Не может быть тут хорошо, там средненько, а здесь на четыре с минусом. Все должно быть на пять с плюсом. Начиная от транспорта, встречающего в аэропорту, и заканчивая напитками и фруктами в раздевалках.

– «Гонка чемпионов» и, например, Гран-при по бадминтону – сильно отличаются в организации?
– Нужен специалист, понимающий спортивную технологию, в остальном все схоже.

– Важны менеджерские навыки?
– Я вообще не понимаю, что такое менеджер.

– Вы же менеджер.
– Ну, наверное.

– А как сами себя называете?
– Организатор. Потому что по большому счету я ничего не умею. Я не юрист, не бухгалтер, не спортивный технолог, не маркетолог. Я просто человек, который умеет организовать всех этих людей.

Беседовала Александра Савраева
Фото: личный архив, cskabasket.com, Эдгар Брещанов

Материал из журнала «СБК. Спорт Бизнес Консалтинг» №2 (29) июнь 2017

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*